June 23rd, 2014

противоположность, тождество

ТЕХНОКРАТИЯ - ВЛАСТЬ ПРОФЕССИОНАЛОВ (продолжение часть 3)

Социалистическое рыночное государство. Автократический социализм с самого своего зарождения сталкивался с имманентными для него проблемами, и когда пытался решить их, обращался к рыночным механизмам оздоровления экономики. Таковой была, например, новая экономическая политика в Советской России в 1920-е годы и китайский опыт рыночной экономики последних 30-ти лет.

Советское государство ввело НЭП для создания экономики использующей рыночные механизмы и они быстро восстановили народное хозяйство, разрушенное Первой мировой и Гражданской войнами. НЭП обеспечил рост народного хозяйства, резкое снижение бюджетного дефицита, увеличение запасов золота и иностранной валюты, а также активный внешнеторговый баланс. Народное хозяйство было восстановлено, заметно улучшились условия жизни людей. В связи с введением НЭПа вводились определённые правовые гарантии для частной собственности. При нём отменялись государственные монополии на различные виды продукции и товаров, стали повсеместно возникать синдикаты — добровольные объединения трестов, которые занимались внутренними и внешнеторговыми операциями. Ряд предприятий был сдан в аренду иностранным фирмам в форме концессий. Коммерческие банки контролировали примерно 85 % объёма сделок по продаже товаров, регулировали размер коммерческого кредита, его направление, сроки и процентную ставку. Возникло внеплановое перераспределение средств в народном хозяйстве. ВСНХ, потерявший право вмешиваться в текущую деятельность предприятий и трестов, превратился в координационный центр.

Коммунистическое руководство государства вдруг увидело в этом не только конкуренцию, но и прямую угрозу реализации социалистической идеологии и вытекающим из неё хозяйственным идеям и в первую очередь перспективным (пятилетним) планам. Используя неутраченный контроль в экономике и применив директивные методы регулирования, оно пошло на свёртывание НЭПа, якобы мешающего реализации стратегического плана ГОЭЛРО. К 1928 году НЭП фактически свёртывается и страна вновь проваливается в пучину нищеты, начался голодомор (результат форсированной индустриализации, коллективизации и засухи). Мощным катализатором кризиса стала система закупок западных технологий. Продавая собранный урожай хлеба в Европу, охваченную "Великой депрессией", по демпинговым ценам, Советское правительство спровоцировало крупнейший голод 1932-1933 гг. на всей территории страны. "Голодомор" стал, вероятно, самым ужасным следствием политики индустриализации, в её тесной связи с коллективизацией.

Технологическая революция, подобная сталинской индустриализации уже не пройдёт и сегодня её не повторить. В то время это было внедрение интенсивной западной технологии и её мозгов - инженеров Германии и США (за которую рассчитывались хлебом в голодные годы) и экстенсивная технология – дешёвая и даже бесплатная советская рабсила (со своими мозгами расстались в 1917, а с экономикой в процессе удушения НЭПа). Поэтому, начнись Великая депрессия лет на десять позже, и не было бы никакой сталинской индустриализации. Да и без «Ленд-Лиза» значимость этой индустриализации для воинственной гитлеровской германии была не столь велика (до поставок Ленд-Лиза вся Красная Армия была на конной тяге).

НЭП советской России был ориентирован на восстановление разрушенной экономики и поднятие жизненного уровня (благосостояния) граждан, и кто знает, если бы не директивное свёртывание этой политики, не заговорили бы о "русском чуде", как сегодня говорят о китайском? И не мешал НЭП ни плану ГОЭЛРО, ни индустриализации, а только бы способствовал этим проектам, как в Китае. Но не наука и не разум определили судьбу государства, а тупая идеология, сохранившая своё торжество ценой десятков миллионов жизней, и рухнувшая в итоге под своей же тяжестью. Не было разумного основания, колосс действительно стоял на глиняных ногах.

Головокружительный экономический взлет социалистического Китая за последние 30 лет заставил многих говорить о "китайском чуде", как о перспективном третьем пути развития на базе социалистического государства. И действительно, 80 – 90% экономики Китая – государственные, но в стране рыночная экономика. Где же тот заветный механизм, который позволил столь перспективно соединить социализм с рыночной экономикой? И какие выгоды получили от этого простые китайцы и как себя чувствует средний класс? Китай поднялся, но только не на конкуренции качества своих традиционных товаров внутри государства и на внешнем рынке. Определяющим оказалась низкая стоимость производства. И главный источник низкой стоимости дешёвая рабочая сила и её эксплуатация. По дешёвке продавался труд простых китайцев, а коммунистическая идеология сильнее дубинки держала в повиновении рабочую силу. Государство полностью диктует экономическую политику. Производителю все льготные условия (аренда, налоги, льготы, стимулы, совместные предприятия с государственными). Таким образом, государство защищает свои компании от внешней конкуренции и стимулирует рост экспортных прибылей. Идея, превращённая в реальность: две системы в одном государстве, правда, эти две системы разделены ещё и территориально: провинциальный нищий Китай и богатый приморский Юго-Восточный. И при этом 160 миллионов китайцев, выживает за гранью нищеты, и еще 700 миллионов балансирует на грани. 80% населения — крестьяне, населяющие бедные провинции. Нищета – норма в селах. Традиционно малое потребление на внутреннем рынке. У населения вообще самые низкие потребности в мире.

Цивилизации Древних Афин и Древнего Рима поднимались на схожих условиях: рабы и богатые серебряные рудники. Китай приобрёл более выгодный источник дохода, нежели серебряные рудники. Политика низких налогов для производителей и дешёвая рабочая сила привлекли размещение на его территории высокотехнологических производств со всего мира. Дешёвая рабочая сила делала выгодными для экспорта многие традиционные товары. Ещё А. Смит говорил, что страна богатеет, когда производит больше, чем тратит. Китай задействовал все свои возможности по максимуму, завалил весь мир дешёвой продукцией. В итоге китайская экономика стала претендовать на вторую по величине в мире после США.

Однако в условиях кризиса негативно начало сказываться то обстоятельство, что экономика Китая сильно зависит от состояния внешнего капиталистического рынка. А это значит, что с потерей экспортных рынков, он может просто рухнуть, захлебнувшись во внутренних проблемах, или, как предрекает антиглобалист Б.Кагарлицкий, погрузится в хаос очередной гражданской войны. И если экономисты западных стран ещё имеют какие-то надежды на то, что покупательная способность среднего класса может вытянуть из кризиса, то Китай таких иллюзий в отношении своего населения пока не питает. Он поздно спохватился, для формирования среднего класса нужно время, которого у него уже нет. С другой стороны, с появлением этого класса исчезнет источник экономического чуда – дешёвая рабочая сила.

А проблемы у Китая довольно серьёзные. Он первым столкнулся с тем, с чем вскоре придётся столкнуться всему человечеству – демографическим взрывом. Ухудшение ситуации произойдёт и при росте населения, и при сокращении рождаемости. И подобная патовая ситуация характерна сегодня для его экономической политики.

Китайские компании активно брали западные кредиты. По данным финансовой группы ING, совокупный внешний долг КНР (государства и корпораций) достиг 2.4 трлн. долларов. Но при этом растет перепроизводство, особенно в сталелитейном, цементном и прочих секторах обрабатывающей промышленности. Растут фиксированные инвестиции в жилищный фонд, в избыточное строительство железных дорог, заводов, которые тут же консервируют (видимо в надежде, что когда-то они востребуются). Идёт рост безвозвратных накоплений в недвижимый фонд. Китай начинает тратить больше, чем производит. В настоящее время экономика Китая сильно перегрета и его почему-то не смущает, что со временем чрезмерное инвестирование приводит к формированию дефляционных процессов. Если Китай не будет стимулировать внутреннего потребления, то уже в ближайшие годы начнутся серьёзные проблемы.

Пузырь на рынке недвижимости КНР вырос до огромных размеров. Проблема эта всем очевидна (25% ВВП на рынке недвижимости - инвестиции в никуда). С другой стороны, усилия китайских властей не помешали широкому распространению дорогих теневых кредитов. Они тяжелым бременем лежат на усталой экономике страны. В последнее время китайские банки и инвестиции в срочном порядке устремились на Запад. Снижаются процентные ставки рефинансирования, чтобы стимулировать рост экономики еврозоны и США. Темпы роста экономики Китая теперь замедлятся, что уже очевидно, а переход экономики КНР от замедления к спаду приведет к обвалу цен на нефть и металлы. Спад потребления государств Северной Америки и Евросоюза продолжает оказывать на КНР негативное влияние. США в последнее время добились удешевления энергии и стали более привлекательными для инвестиций. Начался перенос высокотехнологических производств из Китая. Проблема китайской модели состоит ещё и в том, что удорожание труда не сопровождается повышением его «качества» в плане роста квалификации, производительности и способности наладить массовое изготовление более сложных или технологически уникальных изделий.

Кризис требует удешевления производства товаров. Но Китай не может решить этой задачи за счет повышения нагрузки на рабочих: эксплуатация их доведена до предела. Нередкостью является занятость без выходных с продолжительностью рабочего дня свыше 12 часов. Многие работники настолько устают, что не могут добраться домой и спят на улице, что часто можно видеть в городах. На фабриках юга почасовая оплата зачастую не превышает 8O центов. Периодически просачивается информация об использовании на предприятиях детского труда. Власти опасаются массовых выступлений протеста (их по официальной статистике уже от 10 до 15 тысяч в год), которые неизбежны при снижении темпов роста экономики.

Весь расчёт, все надежды возлагаются на оживление мировой экономики и усиление экспорта товаров. Руководство просто не знает, как вложить деньги внутри страны с адекватной отдачей. Повысить зарплаты, значит сделать товары менее конкурентоспособными на внешнем рынке (где они станут дороже). Сделать рывок по умному, с параллельным подъёмом благосостояния населения не получилось, ума не хватило или социалистические нормы не позволяли.

Движение в поддержку экспортных интенций усилило сращивание партийной верхушки и американского капитала, что де факто превращает китайскую экономику в капиталистическую и даже в диктаторский капитализм. Его будущее – судьба капиталистического государства. Простому народу "китайское чудо" счастья не принесло. Китай отошёл от социалистической модели и существует она только номинально, а реально страна соответствует капиталистическому социальному государству. Это не просто государственный капитализм, опирающийся на государственную собственность и имеющий какой-то общественный контроль, а монополия власти определённой части элиты, заинтересованной в создании миллиардеров. В стране неудержимо продолжает расти разрыв между бедными и богатыми. На этом фоне не утихают дискуссии о целесообразности политических реформ. Ведутся дебаты относительно будущей политической системы. Теперь Китай во всех отношениях колосс на глиняных ногах, которые едва выдерживают нагрузку и вызывают страх у экономистов, проводящих анализ … Так что не напрасными были опасения большевиков советской России по поводу достижений НЭПа и возможности перерождения государственного строя.

Collapse )