Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

противоположность, тождество

ТЕХНОКРАТИЯ – ВЛАСТЬ ПРОФЕССИОНАЛОВ (часть 1)

ВВЕДЕНИЕ

ГЛ. I. ФИАСКО ТРЕТЬЕГО ПУТИ

§ 1. Уроки капитализма и социализма

§ 2. Исходы третьего пути

ГЛ. II. МИФ НАРОДОВЛАСТИЯ

§ 1. Иллюзии демократии

§ 2. Кризис профессионально ориентированных институтов власти

ГЛ. III. КРИЗИС ЭКОНОМИКИ И ДЕМОКРАТИЯ

§ 1. Научно-экономическая революция (НЭР)

§ 2. Банки и ссудный процент

§ 3. Биржи. Фондовые рынки

§ 4. Мировое хозяйство

§ 5. Деривативы и финансовый кризис

§ 6. Регуляция экономики в «ручном режиме»

§ 7. Бессилие перед внебиржевым рынком

§ 8. Безвыходных ситуаций не бывает

Заключение к разделу «Кризис профессионально ориентированных

институтов демократии»

ГЛ. IV. НОВАЯ СТРАТЕГИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ ― ВЛАСТЬ ПРОФЕССИОНАЛОВ

§ 1. Практика прямого народовластия

§ 2. Власть учёных по Платону

§ 3. Технократическая республика

§ 4. Выборы и технократический парламент

   ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Роль идеологии в древнегреческой демократии играла религия и критика демократии её защитниками часто приравнивалась к непочитанию богов и к атеизму. Анаксагор был обвинен в религиозной нечестивости и привлечен к суду. Процесс закончился осуждением и изгнанием философа из Афин. Протагора в афинском суде обвинили в атеизме и изгнали из города, сожгли его книги на площади. Сократа осудили за неправильную философию и казнили. Платона не судили, хотя он и утверждал протагоровский тезис о невозможности познания богов, но успел уехать из Афин до обвинений. Зато его ученик Аристотель (противник демократии и аристократии), обсуждавший в своих работах философию Платона, вовремя сбежал из Афин, узнав, что против него уже готовится суд.

Понятно, что суд защищал демократию, но почему такую ненависть у судей вызвал Сократ? По этому поводу есть много мнений, но вот одно из них очень принципиальное. Спор об основах демократии. Судьи говорят, что демократия стоит на том, чтобы всякий гражданин имел доступ к власти: всюду, где можно, мы выбираем начальников по жребию, чтобы все были равны. А Сократ говорит, что это смешно — так же смешно, как выбирать кормчего на корабле по жребию, а не по знаниям и опыту (и это не Платон, это до него уже подвергался критике самый большой дефект демократии – непрофессионализм). А так как возразить было нечего, в ход пошли эмоции и сила власти. 300 присяжных (торговцев и моряков) приговорили Сократа к смерти. Ученик Сократа Платон пошёл в своей критике дальше всех и создал первую теорию антидемократии – теорию «Власти учёных», а точнее – «Власти профессионалов». Она опиралась на эмпирический материал античности и потому многие политологии называли теорию утопической. Для философии она имела иное значение, методологические основы её пережили тысячелетия. В новое время теория стала опираться на новый опыт, но главный методологический её стержень «Власть профессионалов» сохранился. Поэтому она, как и прежде является основным антиподом демократии (власти непрофессионалов).

Демократия имеет долгую историю: демократии древней Греции, Римская демократия, демократии отдельных городов-государств феодальной западной Европы. Исландская демократия, Новгородская демократия, буржуазные демократия нового времени и др. Но её исторический опыт это череда кризисов. История повторяется. Мир опять на грани Великой депрессии. Впереди революции (неважно, какого цвета) и войны (неважно, локальные или мировые) и опять извечный вопрос: что делать, какова должна быть стратегия новой цивилизации? После Великой депрессии 30-х годов вектор повернулся в сторону кейнсианства, макроэкономики. Несколько десятилетий европейского пути в этом направлении и вот мы видим, чем всё заканчивается. Классический капитализм и социализм со всеми их недостатками не имеют будущего, хотя у некоторой части населения сохраняются ещё иллюзии по поводу этих систем. Особые надежды возлагают на реанимацию третьего пути. Кейнсианство, как теория, – это всего лишь призыв обратить внимание на макроэкономику, которая в сущности, при полном объёме её реализации оказывается в противоречии с основными принципами существования капитализма. Это противоречие и стало причиной сворачивания макроэкономических программ, а освободившийся от социальных вериг капитализм быстро приблизил наступление финансового кризиса.

Попытки противопоставить буржуазную демократию и социалистическое народовластие фактически сводятся к сравнению эффективности частнособственнического капитализма с государственным капитализмом. У них, действительно, разная экономическая эффективность, но оба приходят к кризису. Одни к кризису перепроизводства, другие к кризису недопроизводства (неэффективного производства). Буржуазная демократия, превосходя в экономической мощности и в технологиях, стала тем не менее причиной мирового финансового кризиса и во многом определила уже наступающий на пятки многоаспектный глобальный кризис. Но каким образом усиление демократических принципов и разного рода свобод для народа привело к прямо противоположным результатам – долговому рабству, к рабству ещё более изощрённому, чем силовое принуждение?

Народовластие, или непрямая представительная демократия, - обозначение власти, которая не соответствует своему названию. С самой древности и по наши дни народ никогда не мог ни непосредственно править, ни быть законодателем. Исполнительная власть, даже если она состояла из представителей народа, даже тогда, когда она была сменной, постоянно узурпировала право на власть (у кухарки во власти бытиё изменяло сознание и она становилась антидемократом). Именем народа совершались наказания народа, преступления и войны. Народ непрофессионален в политике и управлении, а тем более в экономике. Зачастую и представления не имеет, за кого голосует и выбор его оказывается подсказанным демагогами или СМИ. Народ требует свободы, а ему подсовывают суррогат реальной свободы в виде прав сексуальных меньшинств, прав психически больных, ювенальной юстиции и т.п. Зато для буржуазии режим либеральной демократии довольно выгоден, но без союзников во всех демократических странах, без глобализации власть транснациональных компаний была бы невозможна.

Сегодня идеологи системы ещё не могут поверить в то, что разразившийся глобальный финансовый кризис - это не просто очередная фаза цикла капиталистического производства, а финиш либерально-демократической капиталистической цивилизации. Кризис демократии проявился практически во всех сферах государства, во всех государственных институтах (в управлении, политике, экономике, армии, науке, медицине и т.д.). Порою он принимает совершенно уродливые формы и одна из них – глобальный экономический кризис. Какими надо быть профессионалами, чтобы не предвидеть результатов своей деятельности. Дело в том, что сама атмосфера демократической толерантности порождает безответственность и вседозволенность. Акцентуированные на низших инстинктах личности пробивают себе дорогу во власть. И это всё выдаётся за норму. Ситуация доходит до того, что впору говорить уже не о кризисе, а о катастрофе либерально-демократической цивилизации.

Платон был автором первой критики архаичной политики государства и она была направлена против античной демократии, теоретики которой признавали за всяким гражданином полиса право быть избранным на все государственные должности независимо от его уровня знаний и профессиональной подготовки к делам по управлению государством (наивная точка зрения, будто править это проще всего), а он утверждал, что необходимо, чтобы каждый член общества «делал своё» и притом «только своё» дело. В противовес демократическому обществу Платон предлагал общество с властью профессионалов (профессионально ориентированные институты государства) и власть учёных, как высшее проявление профессионализма. Он считал справедливым деление общества (которое предполагает объединение) граждан не по классовому признаку, а по профессиональному. В новое время идею профессиональной власти назвали технократией (технократия – от греч. τέχνη, «мастерство» + греч. κράτος, «власть»). Термин устойчиво закрепился после работ «отца» современной технократии Т. Веблена, однако, как равноправное с ним, можно употреблять и сциентократия, и профикратия. Речь по сути идёт о парламентской республике, но не с демократической, а с технократической структурой власти, с технократическим парламентом. Для технократической парламентской республики не нужен всенародно избранный президент и непрофессиональные всенародные выборы. Выборы перенесутся во внутрь институтов государства. Кажущийся парадокс состоит в том, что представитель каждой профессиональной группы граждан государства очень хорошо знает, кто им руководит и что требуется от его руководства, но когда все профессиональные группы объединены в общей избирательной компании и выбирают одного на всех руководителя возникает дезориентировка, их легко обмануть любому авантюристу, который может появиться из их же среды.

Каждый профессионально ориентированный Институт государства (политологи, социологи, экономисты, экологи, медики, учёные и т.д. – все, чьи установки и законы касаются всего государства) выбирает определённое число своих депутатов в парламент. Группы специалистов, которые не имеют статуса всеобщности, попадают в социальный институт государства и выборы происходят по этой линии. Технократическая структура государственной власти аполитична и ориентирована не на политику классов или отдельных социальных групп, а на благо всего государства. Конкуренция же при выборе руководства будет ориентирована исключительно на уровень профессионализма кандидатов. По Платону это не только разумно, но и высшая справедливость, и «Благо» для государства.

Collapse )

противоположность, тождество

ТЕХНОКРАТИЯ - ВЛАСТЬ ПРОФЕССИОНАЛОВ (продолжение часть 8)

§ 2. Власть учёных по Платону

Quod quisquis norit in hoc se exerceat лат. пусть каждый занимается тем, в чём он разбирается (латинская пословица).

Философии Платона более двух тысяч лет. Его метод – диалектический субстанциализм - превосходит все виды эмпирического анализа и теорий на этом анализе построенных. Метод этот более чем актуален, но его выводы всегда были неприемлемы для правящей элиты и на сегодняшний день ему противостоят либеральные методологические концепции философии, в основу которых положен эмпиризм, плюрализм и игнорирование самых важных достижений истории классической философии. Как установил Платон, диалектическая логика касается только субстанциальности, самодвижущейся сущности. Последняя, как целое, представлена частями, но это такие части (противоположные силы), каждая из которых охватывает собой полностью всю субстанцию (см. в развёрнутом виде у Гегеля в «Феноменологии духа»). С позиций субстанциальности Платон рассматривал и государство. Он дал критику всем существовавшим видам государственного устройства и пытался выявить в этом эмпирическом образовании то, что сокрыто от глаз, - обнаружить его субстанцию и дать наиболее объективное толкование сущности государственного устройства. Идея была созвучна с мифами о правлении богов, когда каждый бог управлял отдельной областью общественной жизни, создавая в ней гармонию, благоприятные условия для всех членов сообщества в этой области. Каждая отдельная профессиональная область общественной жизни государства была освящена божественным законом. Именно этим областям государственного жизнеустройства уделено главное внимание в работе Платона, без них с их законами государство неполноценно и фактически являет собой не одно, а "два государства враждебные друг другу: одно государство бедных, другое богатых" [Платон. Государство. - Кн. IV. 422e – 423a]. Эти два государства – источник противоречий и смут, причина постоянно сменяющихся и повторяющихся форм его правления от автократии до демократии, причина появления конфликтующих партий и фактическое отсутствие общенациональных интересов. Все формы правления отвратительны по своим последствиям, но, пожалуй, самой худшей является демократия, которая к тому же порождает тиранию.

С философских (субстанциальных) позиций государство впервые рассмотрел Платон, обосновывая в качестве сущности его Благо. Согласно сущностному подходу государство такое же целостное образование, как атом, галактика, планета или живой организм. И, как каждое из них, имеет свои собственные законы существования независимо от формы правления. Другие теории государства можно рассматривать с позиций эмпирически фиксируемого явления. Так, демократия, в оппозиции которой и создавалась теория государства Платона, объясняет появление государства, как результат соглашения между людьми, которое реализуется в общественном договоре, зафиксированном в конституции. Т.е. государство рассматривается, как сообщество, однако в реальности сообществом является уже животная популяция. Если же его рассматривать как качественно новое целостное образование по отношению к популяции, то оно представлено своими частями – профессионально ориентированными государственными институтами, а точнее сообществом представителей одной профессии. Именно на это и указывает Платон. Согласно платоно-гегелевской диалектической логике на уровне сущности (субстанции) любая часть имеет всеобщность целого. Поэтому те институты государства, установки (законы) которых касаются всего государства (институты: социологии (управления), экономики, политики, экологии, медицины, культуры, науки и т. п.) являются не только истинными его частями, но и равноправны в отношении своего влияния и власти (разделение властей). Из этого следует, что республика, за которую ратовал Платон, должна иметь парламент, представленный не депутатами политических партий (партия на уровне явления - это только часть народа), отстаивающими частные интересы, а депутатами от профессионально ориентированных институтов государства, депутатами одной профессии, или одной профессиональной партии (союза). Каждая такая партия защищает общие интересы, т.е. имеет статус всеобщности, несмотря на узкий профессионализм своих требований.

Для большинства политиков платоновское государство – утопия, а для философов – это приложение его метода и источник методологии в политологии. Политики в платоновском "Государстве" довольно упрощённо трактуют его принцип разделения общества на конкретные профессиональные сферы, которые он выделяет в противоположность классовому делению. Они полагают, что Платон на самом деле описывает не что иное, как сословия, классы или даже касты общества (трактовка Маркса, например), необходимые для придуманного им нового типа государства. Но тут возникают сразу четыре серьёзных возражения. 1. Классы или сословия существовали задолго до древнегреческой цивилизации и не было никакого смысла выдумывать их заново, представляя как нечто новое. 2. Деление на классы или сословия осуществляется по имущественному принципу и наследству имущества, а платоновское разделение опиралось исключительно только на индивидуальные способности, благодаря которым ребёнок или взрослый попадал в соответствующую ему профессиональную сферу общества. 3. Описывая разделение государства на два враждебных, Платон уже определил их как классы или сословия и в противоположность этому предлагал делить общество по профессиональному принципу, чтобы противостоять разделению государства на две враждебные части и его ослаблению. 4. Классические классы или сословия ориентированы только на свои интересы, а предлагаемое Платоном разделение сфер государства преследовало цель удовлетворения потребностей всего государства и должно было быть ориентированно исключительно на интересы потребителей и их благополучие (диалектический принцип всеобщности каждой части и тождества противоположностей). Понятно, что сферы эти разделены по принципу профессиональной ориентации.

Интенция Платона была направлена против античной демократии, теоретики которой признавали за всяким гражданином полиса право быть избранным на все государственные должности независимо от его уровня знаний и профессиональной подготовки к делам по управлению государством (наивная точка зрения, будто править это проще всего), а он утверждал, что необходимо, чтобы каждый член общества «делал своё» и притом «только своё» дело. По Платону даже государством должна править довольно узкопрофессиональная группа учёных (по античным меркам это философы – «племя философов»), которые не принадлежат элите, а становятся ею уже в зрелом возрасте, освоив громадный объём необходимых для управления знаний и поняв законы сущности государства. Лишь тогда восторжествует «идея Блага», а государственная власть будет соответствовать своей субстанциальной сущности, законы тогда будут истинны, объективны и, следовательно, справедливы. Гибелью грозит государству даже просто смешение его профессионально разделённых областей [Платон. Государство. - Кн. IV. 434a - b]. Платон считает справедливым деление (которое предполагает объединение) граждан не по классовому признаку, а по профессиональному. Поэтому анализ его касается не классов, как некоторые полагают, а именно Институтов государства. Институты эти должны нейтрализовать классовое влияние, по крайней мере, как влияние узких интересов партий и интересов этих классов на всеобщность интересов государственных (от власти классов к власти профессиональных институтов). Влияние классов на иерархию власти – это пережитки чисто иерархических отношений, существовавших в животных сообществах и в родо-племенных организациях ранней эволюции человека.

Вот почему государство Платона и является воплощением справедливости, которую его противники никак не могут обнаружить, зато концентрируют своё внимание на критике некоторых пифагорейских (коммунистических) моментах общежития. Концепция «власти учёных» всегда вызывала неприятие со стороны правящих классов. Платон, как политик, отвечал на это: «Или их все еще приводят в ярость наши слова, что ни для государства, ни для граждан не будет конца несчастьям, пока владыкой государства не станет племя философов или пока не осуществится на деле тот государственный строй, который мы словесно обрисовали?» [Платон. Государство. Кн. VI. 501е].

По Платону гибелью грозит государству даже просто смешение его профессионально разделённых областей [Платон. Государство. - Кн. IV. 434a - b]. Платон считает справедливым деление (которое предполагает объединение) граждан не по классовому признаку, а по профессиональному. Объединение людей одной профессиональной ориентации, как в партии. Этот сдвиг от власти классов к власти профессиональных институтов, от политических партий к партиям профессионалов и их фракциям и кладётся в основу технократического государства.

Теоретики демократии и автократии уверены, что достаточно поставить задачу и профессионалы её решат, правда, нужно, чтобы решение ещё и понравилось заказчику, не противоречило его интересам и его пониманию проблемы. Известно, что правильно поставленная задача – половина решения, а неправильно поставленная – неправильное решение. Практика демократии и автократии показывает, что когда непрофессионал ставит свою задачу, то профессионалы решают её не творчески, а формально, ориентируясь на указания. И ни кнутом, ни пряником изменить ситуацию эту невозможно, но такую возможность предоставляет власть профессионалов. Будущее за этой властью (технократов, учёных в каждой из сфер государства), властью непартийной. Профессионал – это тот же гражданин, личность со всеми её положительными и отрицательными чертами характера («Герой рождается среди сотни, мудрый человек есть среди тысячи, но совершенного можно не найти и среди сотни тысяч» - Платон). Поэтому власть должна быть не просто профессионально ориентированной, но во власть идущие должны идти через конкуренцию, которая должна начинаться уже с этапа обучения ребёнка, войти в рабочий принцип продвижения в профессиональной иерархии. Нет конкурентов – нет и продвижения.

Collapse )